БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ, группа родственных языков, относящихся к индоевропейской семье языков. Западно-балтийские: прусский, ятвяжский (вымершие в 17-18 вв.); восточно-балтийские: литовский, латышский, вымершие куршский, селонский и некоторые др.



Смотреть больше слов в «Современном энциклопедическом словаре»

БАЛТИЙСКИЙ ПОРТ →← БАЛТИЙСКИЕ ПРОЛИВЫ

Смотреть что такое БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ в других словарях:

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ

—группа индоевропейских языков. Б. я. полнее сохраняют древнюю индоевроп. языковую систему, чем др. совр. группы индоевроп. семьи языков. Существует точка зрения, согласно к-рой Б. я. представляют собой остаток древней индоевроп. речи, сохранившейся после выделения из этой семьи др. индоевроп. языков. Внутри группы древних индоевроп. диалектов Б. я. тяготеют к ее вост. части (индоиранские, славянские и др. языки), языкам чсатем> (тем, в к-рых индоевропейские заднеязычные палатальные представлены в виде сибилянтов). Вместе 64 БАЛТИЙСКИЕ с тем Б. я. участвуют в ряде ннвоваций, характерных для т. наэ. цевтр.-европ. языков. Поэтому целесообразно говорить о промежуточном (переходном) статусе Б. я. в ковтинууме древних индоевроп. диалектов (показательно, что Б. я. являются как раз той зоной, в к-рой 4сатемиэация> осуществилась с наименьшей полнотой среди др. языков группы чсатем»). Особенно близки Б. я. к славянским языкам. Исключит, близость этих двух языковых групп (в ряде случаев можно говорить о диахронич. подобии или даже тождестве) объясняется по-разному: принадлежностью к одной группе индоевроп. диалектов, находившихся в близком соседстве и переживших ряд общих процессов, продолжавших еще тенденции индоевроп. развития; относительно поздним территориальвым сближением носителей Б. я. и слав, языков, обусловившим конвергенцию соотв. языков, в результате к-рой выработались мн. общие элементы; наличием общего балто-слав. яз., предка Б. я. и слав, языков (наиболее распростравен-ная точка зрения); наконец, исконным вхождением слав, языков в группу Б. я., из к-рых они выделились относительно поздно (на юж. периферии балт. ареала), с этой точки зрения Б. я. выступают как предок слав, языков, сосуществующий во времени и пространстве со своим потомком. Тесные генетич. связи объединяют Б. я. с древними индоевроп. языками Балкан (иллирийским, фракийским и др.). Ареал распространения совр. Б. я. ограничивается вост. Прибалтикой (Литва, Латвия* сев.-вост. часть Польши — Сувалкия, частично Белоруссия). В более раннее время Б. я. были распространены и в юж. Прибалтике (в ее вост. части, на терр. Вост. Пруссии), где до нач. 18 в. сохранялись остатки прусского языка, а восточнее, видимо, и ятвяжско-го. Судя по данным топонимии (особенно гидроним ии), балтизмам в слав, языках, археологическим и собственно историческим данным, в 1-м тыс.— нач. 2-го тыс. н. э. Б. я. были распространены на обширной терр. к Ю. и Ю.-В. от Прибалтики — в Верх. Поднепровье и вплоть до правых притоков верх. Волги, Верх. и Ср. Поочья (включая зап. часть басе, р. Москва и терр. совр. г. Москва), р. Сейм на юго-востоке и р. Припять на юге (хотя бесспорные балтизмы отмечены и к Ю. от нее). Можно говорить о балт. элементе и к 3. от Вислы — в Поморье и Мекленбурге, хотя происхождение этих балтиэмов не всегда ясно. Ряд то-пономастич. изоглосс объединяет балт. ареал с Панновией, Балкавами и Адриа-тич. побережьем. Особенности ареала распространения Б. я. в древности объясняют следы языковых контактов бал-тов с финно-уграми, иранцами, фракийцами, иллирийцами, германцами и т. д. Совр. Б. я. представлены литовским языком и латышским языком (иногда особо выделяют и латгальский яз.). К числу вымерших Б. я. относятся: прусский (Вост. Пруссия), носители к-рого утратили свой язык и перешли на нем. яз.; ятвяжский (С.-В. Польши, Юж. Литва, смежные р-ны Белоруссии — Гродненщина и др.; остатки его существовали, видимо, до 18 в.), нек-рые следы к-рого сохранились в речи литовцев, поляков и белорусов названного ареала; куршекий (на побережье Балт. м. в пределах совр. Литвы и Латвии), исчезнувший к сер. 17 в. и оставивший следы в соотв. говорах латышского, а также литовского и лив- ского языков [не следует смешивать язык куршиев с языком т. наэ. курсение-ков (Kursenieku valoda), говором латыш, яз., на к-ром говорили в Юодкранте на Куршской косе]; селонский (или селийский), на к-ром говорили в части Вост. Латвии и на С.-В. Литвы, о чем можно судить по документам 13—15 вв.; галивдекий (или голядский, на Ю. Пруссии и, видимо, в Подмосковье, ва р. Протва), о к-ром можно судить только по небольшому кол-ву топонимич. материала, локализуемого в Галиидии (по документам 14 в.) и, вероятно, в басе. Протвы (ср. чголядь> рус. летописи). Остается неизвестным назв. языка (или языков) балт. населения на вост.-слав. территориях. Несомненно, однако, что языки ятвягов (они же судавы, ср. Суда-вию как одну из прус, земель) и галиидов (голяди) были близки прусскому и, возможно, являлись его диалектами. Оии должны быть отиесеиы вместе с прус. яз. к числу зап.-балт. языков в отличие от литовского и латышского (как вост.-балтийских). Возможно, правильнее говорить о языках внеш. пояса балт. ареала (прусский на крайнем западе, галинд-ский и ятвяжский на крайнем юге и, возможно, иа востоке), противопоставленных относительно компактному ядру языков чвнутреиней> зоны (литовский и латышский), где существенны чкросс-языковые> линии связей (напр., нижне-литов. и нижнелатыш., соответственно верхнелитов. и верхнелатыш. диалектов). Б. я. внеш. пояса рано подверглись славиэации, целиком вошли в состав субстрата в польском и вост.-слав. языках, полностью растворившись в них. Характерно то обстоятельство, что именно эти Б. я. и соотв. племена раньше всего стали известны антич. писателям (ср. чай-стиев> Тацита, 98 н. э.; балт. население юж. побережья Балт. м., чгалиндов» и чсудинов> Птолемея, 2 в. н. э.). Общее назв. индоевроп. языков Прибалтики как балтийских было введено в 1845 Г. Г. Ф. Нессельманом. Фонологич. структура Б. я. определяется рядом общих черт, реализующихся примерно на одном и том же составе фонем (число фонем в литовском несколько больше, чем в латышском). Система фонем в литовском и латышском (и, видимо, прусском) описывается общим набором дифференциальных признаков. Существенны противопоставления палатальных и непалатальных (тина к' : к, g' : g, n' : п; в литов. яз. объем этого противопоставления намного больше, чем в латышском), простых согласных и аффрикат (с, з. с, з), напряженных н ненапряженных (е : ж, i : ie, u : о); фонемы f, x (также с и dz в литовском или dz в латышском) периферийны и встречаются, как правило, в заимствованиях. Важно сходство в организации просодич. уровня Б. я., притом что ударение в литов. яз. свободное, а в латышском стабилизировано на начальном слоге (финноязычное влияние). Гласные фонемы различаются по долготе — краткости (ср. латыш, virs 'над' — vus 'муж' или литов. butas 'квартира' т-butas 'бывший'). Интонационные противопоставления характерны и для литовского, и для латышского, хотя реализуются они в конкретных условиях различно [ср. латыш, plans 'глиняный пол' (длит, интонация) — plans 'тонкий' (прерывистая интонация); lauks 'поле' (длительная) — lauks 'белолобый' (нисходящая); литов. austi 'остывать' (нисходящая) — auiti 'светать' (восходящая) ц. т. п.]. Правила дистрибуции фонем в Б. я. относительно едины, особенно для начала слова (где допускается скопление не более трех согласных, ср. str-, spr-, spl-, ski-...); дистрибуция согласных в конце слова несколько сложнее из-за утраты конечных гласных в ряде мор-фологич. форм. Слог может быть как открытым, так и закрытым; вокалич. центр слога может состоять из любой гласной фонемы и дифтонгов (ai, au, ei, ie, ui). Для морфонологии глагола характерно количеств, и качеств, чередование гласных, имени — передвижения акцента, мена интонаций и т. п. Максимальный (мор-фологич.) состав слова описывается моделью вида: отрицание + префикс + ... -(- корень + ... + суффикс + ... + флексия, где префикс, корень и суффикс могут появляться больше чем один раз (иногда можно говорить и о сложной флексии, напр,, в местоименных прилагательных, ср. латыш, balt-aj-ai). Наиболее типичные ситуации чудвоения»: видовой префикс ра + ч лексический > префикс; корень + корень в сложных словах [обычно они двучленны, но состав их частей-корней разнообразен: Adj. + + Adj./ Subst., Subst.+Subst./Vb.. Pronom + Subst./Adj., Numer. (счетный) + + Subst./ Numer., Vb. -I- Subst./Vb., Adv. + Subst./ Adj./ Adv.l, суффикс + + суффикс (чаще всего в след. порядке: суффикс объективной Оценки + суффикс субъективной оценки). Б. я, обладают исключит, богатством суффиксального инвентаря (особенно для передачи уменьшительности — увеличительности, ласкательности — уничижительности). Для морфологич. структуры имени в ?. я. характерны категории рода (мужского н женского со следами среднего, особенно в одном из известных диалектов прус, яз.), числа (единственного — множественного; известны примеры дв. ч.), падежа (номинатив, генитив, датив, аккузатив, инструменталис, локатив, всем им противопоставлена особая звательная форма; влияние финно-язычного субстрата объясняет существование в литов. диалектах форм аллатива, иллатива, адессива), сложенности/ иесложенности (прежде всего в прилагательных — полные и краткие формы, но иногда и в др. классах слов), градуальное™ (3 степени сравнения в прилагательных). В склонении существительных различаются 5 типов основ — условно на -о-, -a-, -i-, -u- и на согласный. Наряду с именным типом склонения выступает и местоименный тип, играющий особую роль в склонении прилагательных. Для глагола помимо категории числа существенны: лицо (1-е, 2-е, 3-е), время (настоящее, прошедшее, будущее), наклонение (изъявительное, условное, желательное, повелительное; в латыш, яз. развились долженствоват. и перескаэы-ват. наклонения, очевидно, под влиянием финноязычного субстрата), залог (действительный, возвратный, страдательный). Различия по виду (включая все оттеики протекания действия — начинательность, терминативность, итеративность и т. п.) и по каузативности/некауэативности целесообразнее рассматривать как факты словообразования. Парадигма глагола отличается простым устройством, чему способствует нейтрализация противопоставления по числам в формах 3-го л. (в нек-рых диалектах, напр. в тамском, нейтрализовано и противопоставление по лицам), к-рые могут иногда выражаться нулевой флексией, и особенно наличие единой (в принципе) схемы флексий, описывающей личные формы глагола в изъявит, наклонении. Разные сочетания личных форм вспомогат. глагола с причастными порождают многообразные сложные типы времен и наклонений. Синтаксические связи между элементами предложения в Б. я. выражаются формами словоизменения, несамо-стоят. словами и примыканием. Ядро предложения — имя в номинативе -I- глагол в личной форме. Каждый из этих двух членов может отсутствовать (напр., при отсутствии глагола возникают именные фразы) или развертываться (так, группа имени может развертываться в прилагательное + существительное, или существительное + существительное, или предлог -I- существительное или местоимение и т. д.; группа глагола развертывается в глагол + наречие, личный глагол + личный глагол и т. п.). Эти правила развертывания могут применяться больше чем один раз. Реализация их связана, в частности, и с порядком слов во фразе. Так, обычно группа глагола следует за группой имени в номинативе; в группе личного глагола-несвяэки группа имени не в номинативе следует за личным глаголом-несвязкой; в группе имени все падежные формы следуют за именем в генитиве, если они связаны с иим (это правило обладает высокой степенью вероятности н существенно в связи с тем, что генитив в Б. я. способен выражать самые разл. синтаксич. отношения — практически почти все, кроме тех, к-рые свойственны номинативу; отсюда — исключит, роль генитива в синтаксич. трансформациях). Подавляющее большинство семантич. сфер в литов. и латыш, языках (также и в прусском) обеспечивается исконной лексикой индоевроп. происхождения. Это позволяет в целом ряде случаев говорить о практически едином словаре Б. я. Особенно полное соответствие наблюдается в составе словообразоват. элементов, служебных слов, местоименных элементов, главных семантнч. сфер (числительные, имена родства, части тела, назв. растений, животных, элементов пейзажа, небесных тел, элементарных действий и т. п.). Различия в этой области относятся, скорее, к числу исключений (ср. литов. sunus 'сыи', прус, souns, но латыш, dels или литов. dukte 'дочь', прус, duckti, но латыш, meita или литов. duona 'хлеб'; латыш, maize, прус, geits или литов. akmuo 'камень', латыш, akmens, но прус, stabis и т. п.). Очень велика лек-сич. общность Б. я. со слав, языками. Она объясняется как общим происхождением и архаичностью обеих языковых групп, так и значит, пластом слав, заимствований в Б. я. (термины социально-эконо-мич. и религ. характера, бытовая и профессиональная лексика и т. п.). Немалое число германизмов проникло в литовский и особенно в латыш, яз. (в последнем, чаще по говорам, значителен и слой заимствований из финно-yrop. языков). Мн. лексич. интернационалиэмы проникли в Б. я. не только непосредственно из языка-источника, но и через рус, польск. или нем. языки. Об истории изучения Б. я. см. Балти-стика. 9 См. лит. при ст. Балтистика. В. Н. Топоров.... смотреть

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ

        самостоятельная ветвь индоевропейской семьи языков. К Б. я. относятся современный латышский язык (основного населения Латвийской ССР) и литовск... смотреть

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ, самостоятельная ветвь индоевроп. семьи языков. К Б. я. относятся совр. латышский яз. (основного населения Латв. ССР) и литовский яз... смотреть

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ

Baltic languages), ветвь индоевроп. семьи языков, находящаяся в близком родстве со славянскими языками. На двух сохранившихся Б.я. говорят в Латвии и Литве, в Эстонии — на одном из финно-угорских языков (уральские языки). Третий язык, др.-прусский, исчез ок. 1700 г. в рез-те онемечивания коренного населения. Б.я. отличаются исключительной архаичностью и сохранили целый ряд форм, используемых для реконструкции индоевроп. яз. Совр. Б.я. используют модифицированное лат. письмо. На литовском яз. говорят ок. 3 млн. чел., а первые письменные свидетельства датируются 1547 г. Самыми ранними памятниками письменности на литовском (как и на латышском, и на др.-прусском) яз. являются переводы религ. текстов. В литовском яз. существуют два отчетливо выраженных диалекта: восточно- и западнолитовский, каждый из крых, в свою очередь, имеет неск. поддиалектов. Нормативный письменный яз. основан на западнолитовском и сформировался к кон. 19 в. На латышском яз. говорят 1,5 млн. чел., а первые документы относятся к 1585 г. Существуют три осн. диалекта этого яз.: центр., зап. и вост. Языковая норма основана на центр, диалекте. Самые ранние балтийские тексты написаны на др.-прусском яз. ... смотреть

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ

Группа распространенных в северо-восточной Европе (территории Латвии, Литвы, современной Калининградской области РФ, северо-востока Польши) родственных... смотреть

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ - группа родственных языков, относящихся к индоевропейской семье языков. Западно-балтийские: прусский, ятвяжский (вымершие в 17-18 вв.); восточно-балтийские: литовский, латышский, вымершие куршский, селонский и некоторые др.<br>... смотреть

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ , группа родственных языков, относящихся к индоевропейской семье языков. Западно-балтийские: прусский, ятвяжский (вымершие в 17-18 вв.); восточно-балтийские: литовский, латышский, вымершие куршский, селонский и некоторые др.... смотреть

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ, группа родственных языков, относящихся к индоевропейской семье языков. Западно-балтийские: прусский, ятвяжский (вымершие в 17-18 вв.); восточно-балтийские: литовский, латышский, вымершие куршский, селонский и некоторые др.... смотреть

БАЛТИЙСКИЕ ЯЗЫКИ

- группа родственных языков, относящихся киндоевропейской семье языков. Западно-балтийские: прусский, ятвяжский(вымершие в 17-18 вв.); восточно-балтийские: литовский, латышский,вымершие куршский, селонский и некоторые др.... смотреть

T: 116 M: 15 D: 3